Вы находитесь на нашем старом сайте и некоторая информация может быть неактуальной!
Мы ждем Вас на www.vzaimodeystvie.ru →

Главная arrow Психологам arrow Интересные статьи arrow Споры вокруг «анималотерапии»
Споры вокруг «анималотерапии» Версия для печати Отправить на e-mail
(7 голосов)
25.10.2011

О том, что животные помогают многим людям справиться с болезнями, говорят и пишут в СМИ довольно много. Существуют специальные программы, направленные на лечение детей от неврозов, аутизма сколеоза, ДЦП и др. Чаще всего для этой цели используются собаки, дельфины, лошади и другие животные. И в процессе взаимодействия этих животных с детьми достигаются вполне положительные результаты. Однако ученые и специалисты воспринимают подобные эффекты не столь однозначно. Вот как описывает сложившуюся вокруг терапии с помощью животных ситуацию Елена Федорович в журнале «Наша психология».

Все началось с книги, вышедшей в 1969 году американского психотерапевта Б. Левинсона «Ориентированная на домашнего питомца психотерапия ребенка». Борис Левинсон описал пользу, которую его собака приносила на его консультационных сессиях с детьми, а также привел большое количество примеров того, как животные могут помочь психотерапевту установить доверительный контакт с клиентами. Выводы Левинсона были основаны всего лишь на обсуждении отдельных случаев и эпизодов из собственной практики.

Однако, как это нередко случается, работу Левинсона все чаще и чаще стали использовать как полноценнее, не требующее сомнений обоснование особой пользы животных во время психотерапевтической работы. Специальных исследований и клинических испытаний по этой проблеме практически не было, но движение возникло и продолжается до сегодняшнего времени.

«В нашей стране слово «анималотерапия» (или, несколько уже. «зоотерапия») становится в последнее время все более и более модным. Некоторые же, предлагая платине услуги в этой области, даже пытаются, согласно духу времени, называть это инновационной технологией. Обычно считается, что анималотерапия — это хорошо, это необходимо и всегда дает положительные результаты для всех, кто подвергается ее воздействию. Разве можно сомневаться в том, что наш собственный домашний питомец приносит нам огромную радость и утешает, особенно одиноких людей. То есть, подразумевается, что, несмотря на разное понимание слова и его сущности, большинство считает, что подобная терапия является панацеей для решения проблем, с которыми другие средства справляются «не до конца».

Сейчас под анималотерапией понимаются совершенно разные вещи. В одном из зарубежных обзоров, вышедшем в 2003 году, автор подсчитал, что встречается около 20 различных определений того, что мы называем анималотерапией, а за рубежом — «терапией, опосредованной животными», и как минимум 12 различных терминов, которые обозначают эту практику.

Это и особый вид психотерапии с аутичными или гиперактивными детьми. использование собак и других животных для помощи инвалидам. Сюда же относят и иппотерапию, и дельфинотерапию, походы добровольцев со своими или взятыми напрокат животными в дома престарелых или больницы, создание «мини-зоопарков» в тюрьмах и живых уголков в школах, детсадах.

Все эти практики объединяет — взаимодействие людей, в первую очередь, терапевтов, врачей, тренеров с клиентами опосредованно, через животных.

Прежде всего необходимо понимать разницу между понятиями «анималотерапия» и «мероприятия, опосредованные животными». Первая — это целенаправленная психологическая интервенция, при которой животное (которое должно (!) отвечать специфическим критериям) является необходимой частью процесса лечения. Такая терапия во многих странах осуществляется только профессионалами, имеющими соответствующую квалификацию и сертификат. Чтобы деятельность с участием животного определялась как особый вид психотерапии, она должна включать в себя точно определенные, детально изложенные терапевтические цели для каждого и контроль за прогрессом или развитием, наступившими после применения. Именно это отсутствует в большинстве программ, которые рекламируются как анималотерапия (кстати, сюда часто относятся и ароматерапия, массаж-терапия, терапия кристаллами и т. п.).

Хотя первая программа использования животных в психиатрической больнице в Англии была осуществлена аж в середине XVIII столетия, подавляющее большинство современных психотерапевтических ассоциаций и ученых до сих пор не признают анималотерапию как особую разновидность психотерапии. То, что питомцы утешают, радуют пациентов, никто не оспаривает. Но эмоциональный ответ вовсе не признак того, что началось исцеление или ход болезни изменился. Мы же не называем визит клоуна в детскую больницу клоунотерапией. Интересно, что одна из первых программ по анималотерапии с помощью собак была начата не гражданскими лицами, а в центре выздоровления американских воздушных сил в 1942 г. Сегодня действуют несколько программ в домах престарелых и хосписах, в психиатрических заведениях. Участвующие в представлениях или живущие там кошки, птицы и рыбы, собаки помогают пациентам принять на себя ответственность, организовать свое время, сконцентрировать внимание и т. п.

С 1960-х годов опять же в Америке (а сейчас и в других странах, например в Австралии) действуют программы, в ходе которых эмоционально дезориентированные дети работают на сельскохозяйственных фермах с животными. По подобию этих ферм развиваются программы организации зоопарков в тюрьмах или исправительных учреждениях для подростков и даже взрослых заключенных. В одной из недавно опубликованных работ было показано, что именно та группа юных правонарушителей-мальчиков, которым было назначено «подшефное животное» и которые ухаживали за ним, знакомились с особенностями его образа жизни, потребностями и эмоциями и даже могли демонстрировать его людям за пределами колонии, показала значимое уменьшение «дисциплинарных взысканий». Группа юных правонарушителей, которых для сравнения водили всего лишь на «природные экскурсии» и которым давали уроки по биологии, существенных изменений не продемонстрировала. Однако существенным ограничением или бедой, если хотите, практически всех подобных программ является то, что достигнутые в результате их проведения результаты существенно ослабляются, если не исчезают, как только интервенция прекращается. Так, в приведенной выше истории есть продолжение. Как только группы мальчиков поменяли местами, у тех, кто ранее работал в «зоопарке», а теперь посещал природоведческие занятия, вновь возрастало количество правонарушений. Как бы там ни было, но проблема длительности воздействия анималотерапии остается и по сей дней наиболее актуальной и острой.

Островок надежды

Если вернуться к принятой сейчас классификации, то почти все остальные виды практик, где используются посредники-животные, называются не психотерапией, а разного рода деятельностью при помощи животных, то нам они известны прежде всего по ряду программ, в ходе которых волонтеры посещают вместе со своими собственными или взятыми из приютов животными дома престарелых, детские дома и больницы. Декларируется, что это позволяет находящимся в этих учреждениях людям разнообразить свое времяпровождение, испытать положительные эмоции от общения с животными, вспомнить о своих собственных питомцах.

Далеко не все находящиеся в этих учреждениях люди адекватно (т. е. как это ожидается волонтерами — радостно и с энтузиазмом) реагируют на животных. Для тех же, кто вступает в контакт, очень важно не просто взаимодействие с животным, а внимание и общение с людьми, которые их привели.

Есть одна проблема, о которой очень редко пишут. Для неподготовленных и оставленных без соответствующей психологической поддержки волонтеров общение с престарелыми людьми, детьми-инвалидами или теми, кто находится в хосписах, — нередко травмирующее событие. В одной из работ, анализирующей этот процесс, даже описывается, что те животные, которых привезли с собой волонтеры, в ходе непредсказуемого общения с больными как раз для самих добровольцев служили «островком безопасности и надежности».

За рубежом особенно внимательно следят за тем, чтобы принимающие участие в программах по анималотерапии животные «отвечали специфическим критериям». Многие учреждения требуют официального поведенческого тестирования животных. Такая строгость не случайна, дело не только в безопасности пациентов, но и в благополучии самих животных. Из собственного опыта могу сказать, что привозимая для общения со слепыми детьми собака (исследования Адровой Г.) выдерживала общение с одним или двумя детьми, после чего уставала. В США в свое время была предложена программа, в ходе которой предлагалось использовать животных из приютов, чтобы, будучи «сами обездоленными», они помогали людям, нуждающимся в общении. Однако это привело к тому, что привлекались животные, которые испытывали стресс от одной посадки в машину, не говоря уже об общении с незнакомыми людьми. Именно последствия этой программы остро поставили вопрос о тщательном отборе и специальной подготовке животных-терапевтов.

Ученые до сих пор не пришли к единой точке зрения на то, какие возможные механизмы обеспечивают уникальную роль животных как посредников взаимодействий между людьми. Однако абсолютно все более-менее серьезные исследования согласны в одном: какого бы рода ни была психологическая интервенция с помощью животных, ее следует рассматривать как вспомогательную к другого рода психологической помощи, оказываемой людьми.

Статью подготовила Татьяна Васильевна Фролова, кандидат педагогических наук, методист ЦПМСС «Взаимодействие». Использованы материалы статьи Е. Федорович «Зверски полезно» Ж. «Наша психология» № 7–8 2010 г.


Советуем Вам также обратить внимание на следующие статьи:

  1. Кино как лекарство
  2. Как учащиеся воспринимают взаимодействие с психологом
  3. Ведущему групп. Как не встать на позицию школьного учителя
  4. Новый год – праздник положительных эмоций
  5. Начинаем учиться. Включаем волю
 

Будем благодарны Вам за републикацию:

QR-код этой страницы

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >

Психолог онлайн

             Мой статус 471192502
             Мой статус  vzaimodeystvie
             Телефон доверия (499) 613-80-12
телефон доверия [?]

Личный кабинет





Powered by Core Design

Присоединяйтесь к нам

Цитата дня

Искал он в людях совершенства, а сам — сам не был лучше их.
 

Опрос посетителей

К кому Вы обращаетесь за психологической помощью?
 

Поиск

Нашли опечатку?

Выделите текст, нажмите Shift + Enter и отправьте нам уведомление.
Запись на консультацию
Анализ сайта онлайн
Feedback
Телефон в Москве: (499) 794-29-58 | E-mail: info@vzaimodeystvie.ru | 115201, Москва, Каширский пр., 7 | О нас | Наши проекты | Наши партнеры | Контактная информация
 Школьникам Педагогам
Наши проекты  

Родителям

Психологам

Контакты